Алексей Юрич, ЕвроБеларусь

Для России уже не существует принципов права, одной рукой Кремль будет вести мирные переговоры и подписывать соглашения, другой – дестабилизировать ситуацию в Украине.

В российско-украинской войне может наступить перелом. Вот только в какую сторону?

17 апреля «женевская четверка» (США, Европейский Союз, Украина и Россия) договорилась об освобождении захваченных зданий в Украине. Все незаконные вооруженные формирования должны быть разоружены; все незаконно занятые здания должны быть возвращены законным владельцам; все незаконно занятые улицы, площади и другие общественные места в украинских городах и поселках должны быть освобождены.

Амнистия будет предоставлена протестующим и тем, кто покинул здания, другие общественные места и сдал оружие, за исключением лиц, признанных виновными в преступлениях.

После встречи «женевской четверки» министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что у России нет никакого желания вводить свою армию в Украину. Стоит ли верить Лаврову?

Ведь за несколько часов до этого Владимир Путин назвал Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одессу Новороссией, напомнив миру, что Совет Федерации одобрил вхождение в Украину российских войск.

Что же ждет Украину: разрядка или эскалация конфликта? Свою версию событий Службе информации «ЕвроБеларуси» изложил политолог Павел Усов.

Европарламент разрешил Украине и другим странам «Восточного партнерства» подавать заявки на членство в Европейском Союзе в случае соблюдения ими принципов демократии. Воспользуется ли этим правом Украина?

— Согласно принципам ЕС и Маастрихтскому договору от 1992 года, любая европейская страна может подавать заявки на вступление, если она разделяет принципы Европейского Союза. Поэтому Европарламент формально не может ни разрешить, ни запретить какой-либо стране, лежащей на европейском континенте, подавать заявки на вступление.

Другое дело, сам процесс получения членства в ЕС затяжной и трудный. Государство должно соблюсти целый ряд критериев политического, экономического и социального характера, и только потом, с одобрения всех действующих членов ЕС, она может вступить в Союз. Другими словами, Украина может подать заявку, и она, на мой взгляд, должна сделать такой шаг в этом году, но пройдет не один год, пока она будет принята в ЕС. Хотя внутренняя ситуация в самой Украине не благоприятствует данной инициативе.  Действия такого рода могут обострить противоречия в стране и усилить сепаратистские тенденции, а также устремления России, направленные на раскол страны.

— Такое же право вместе с Украиной, согласно резолюции Европарламента,  получают Грузия и Молдова; остальные три страны «Восточного партнерства», в том числе и Беларусь, не фигурируют в списке ЕП. Означает ли это, что Беларуси путь в ЕС заказан?

— Такой Беларуси, с жестким антидемократическим режимом, который участвует в строительстве совершенно иного союза, дорога в Европу закрыта, как и Армении и Азербайджану. Этот путь целиком и полностью зависит от выбора самой Беларуси, сейчас она, стараниями властей, выбрала другое направление. Вряд ли стране удастся изменить геополитические приоритеты, пока у власти остается Лукашенко.

— Европарламент решил поставить крест на строительстве российского газопровода «Южный поток» и призвал ЕС помочь Украине решить газовые споры с Россией. Означает ли это, что Европарламент начинает навязывать Евросоюзу жесткий курс по отношению к России? Такие вопросы всегда находятся в компетенции правительства, а не парламента.

Европарламент всегда выступает с жесткими заявлениями, но, как правило, они не обретают практической формы. Есть еще Европейский совет, который не так категоричен в своих решениях и действиях, а также правительства отдельных стран, которые могут действовать в обход принятых решений. Я полагаю, ЕС не осмелиться пойти на введение жестких экономических санкций в отношении России, и в Москве это хорошо понимают.

— По итогам четырехсторонних переговоров 17 апреля подписано  Женевское заявление, в котором стороны «согласились с необходимостью предпринять первоначальные конкретные шаги по деэскалации напряженности, установлению безопасности для всех граждан Украины». Стоит ли верить Лаврову, что Россия не собирается вводить свои войска в Украину?

Я не понимаю, о каких договоренностях может идти речь после наглой оккупации Крыма. Для России уже не существует никаких понятий и принципов права, есть только право силы, и она этим правом будет пользоваться до тех пор, пока равноценная сила ее не остановит. Достаточно не забывать о судьбе Будапештского меморандума. Нет никаких сомнений в том, что Россия будет встречаться, договариваться и одной рукой подписывать заявления, а другой будет наращивать свое присутствие и дестабилизировать ситуацию в Украине. Цель уже обозначена, механизм деконструкции Украины запущен и, сдержать этот процесс можно только мобилизацией всех ресурсов украинского общества. Украинцы должны понимать, что никакие бумажки с подписями их не спасут.

— Несколькими часами ранее Путин заявил совершенно противоположное: «Вот это вот Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена. Это все территории, переданные в двадцатые годы советским правительством, зачем они это сделали — Бог их знает», — заявил Путин 17 апреля, который назвал эти территории Новороссией. Означает ли это, что Кремль готов отвоевывать названные области у Украины?

— Безусловно. Путин действует, как действовали в свое время Гитлер и Сталин: они подписывали пакты, договора, делили территории и заверяли друг друга в дружбе, но готовились к войне. Россия получила отличную возможность оторвать огромный кусок территории без особых усилий и потерь и она это этой возможности не откажется. По замыслу России, все принятые заявления должны действовать в отношении Украины и властей в Киеве, для того, чтобы они снизили давление на сепаратистов и отказались от силовых мер. Между тем, Москва будет продолжать раскачивать ситуацию в регионах, используя излишнюю доверчивость Киева и Запада.

Увы, время переговоров прошло.