450008292Нет сомнений в том, что события на Украине и вокруг нее оказали огромное влияние на судьбу постсоветского пространства. Однако, вопрос, в чем состоит это влияние и каков его характер, до сих пор остается дискуссионным. Так, в настоящее время широко распространена точка зрения, согласно которой украинский кризис окончательно расколол постсоветское пространство в том смысле, что поставил расположенные в этой части мира государства перед жестким выбором: постепенной интеграции с Западом или же сохранения ориентации на Россию. Думается, однако, картина выглядит гораздо сложнее. Ничего в плане выбора не изменилось для тех стран, которые еще ранее выбрали путь европейской интеграции, — для Грузии и Молдовы. Они лишь подтвердили ранее принятые решения. Особенно непростым такое подтверждение стало для Молдовы, поскольку его пришлось осуществлять через ноябрьские парламентские выборы, на которых с небольшим преимуществом снова победил Альянс за европейскую интеграцию. Ничего в плане курса на евроинтеграцию не изменилось и для Грузии после ухода из правящей коалиции партии Свободных демократов.

Если посмотреть на другие постсоветские государства, как те, что традиционно ориентируются на Россию, так и предпочитающие двигаться самостоятельно, не обременяя себя союзническими обязательствами, то в главном, по крайней мере, и они остались приверженцами прежней линии, несмотря на разное восприятие украинских событий. Так, для стран, придерживающихся «несоюзного» курса в международной политике, украинские события лишь подтвердили правильность сделанного ими ранее вывода о том, что лучше держаться подальше от обоих полюсов в мировой политике – как от России, так и от сообщества западных демократий. Наиболее четко такая позиция была выражена в политических кругах Азербайджана: «Россия напала на Украину, ну а Европейский Союз реально не сделал ничего, чтобы ей помочь. Поэтому лучше надеяться на собственные силы». Не случайно, что уже в ходе развития украинского кризиса в Баку все чаще стали говорить о том, что в новой ситуации возрождение ГУУАМ как противовеса и Евросоюзу и России было бы как нельзя кстати. И даже Узбекистан, попросивший в декабре экономический помощи от России, явно при этом не намерен отказываться от прежнего самостоятельного внешнеполитического курса.

Для правящих режимов стран, являющихся союзниками и друзьями Российской Федерации, она и после украинского кризиса, сохранила за собой важнейшие для них функции провайдера экономической помощи и безопасности. Запрос на безопасность в большей степени характерен для таких государств, как Армения, Киргизстан, Таджикистан. Несколько особняком в этом ряде стоит Казахстан, для которого огромное значение имеет сотрудничество с Россией в плане поставок своих энергоносителей в Европу через территорию РФ.

Но в то же было бы неверно утверждать, что российская политика в отношении Украины не оказала никакого влияния на друзей и союзников Москвы. Они явно стали более осторожными в плане перспектив углубления интеграции. Тема сохранения национального суверенитета в качестве главной и непреходящей даже в условиях интеграционных процессов ценности с новой силой зазвучала в устах лидеров и официальных лиц Белоруссии и Казахстана. Правительство в Астане заявило и о дополнительных мерах по укреплению безопасности страны. А президент Нурсултан Назарбаев в ноябрьском послании Национальному парламенту предложил ряд шагов, которые, по мнению местных наблюдателей, должны привести к повышению устойчивости экономики Казахстана, ее выживаемости в условиях, когда экономика основного партнера по ЕАЭС — России все глубже погружается в кризис. Другое изменение в политике союзников и друзей России после украинского кризиса состояло в очевидных попытках диверсифицировать свои усилия на международной арене и расширить себе пространство для маневра. Казахстан в октябре нынешнего года подписал новое, расширенное Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейском Союзом. При этом министр иностранных дел этой страны Ерлан Идрисов отметил, что у Казахстана и ЕС не только общие интересы, но и общие ценности. А двумя месяцами позже Астана подписала с Китаем соглашения об экономическом сотрудничестве с Китаем общим объемом в 14 млрд. долларов. Таджикистан подключился к строительству газопровода из Туркменистана в Китай. А президент Армении продолжил консультации со своим азербайджанским коллегой по вопросам карабахского урегулирования, но уже не на традиционной площадке, в России, а под эгидой президента Франции Франсуа Олланда.

Проведенный анализ позволяет предположить, что при сохранении нынешних тенденций в мировой и региональной политике сложившаяся конфигурация внешнеполитических ориентаций и союзов на постсоветском пространстве в общем и целом останется прежней. К кардинальным же изменениям ее могут привести лишь такие мощные факторы, как заметное ослабление России, которое сделает затруднительным исполнение ею функций провайдера экономической помощи и безопасности для своих друзей и союзников; смена режимов или затяжные внутриполитические конфликты, существенно ослабляющие стабильность сразу в нескольких новых независимых государствах; появление на территории постсоветского пространства новых модернизационных проектов, инициируемых глобальными державами или международными союзами по типу китайского проекта «Нового шелкового пути», в который могут со временем быть вовлечены государства Центральной Азии.

Андрей Рябов