Президенты Казахстана и США Нурсултан Назарбаев и Барак Обама по телефону обсудили состояние и перспективы двусторонних отношений, а также ситуацию на Украине.

1part_0Как сообщили в пресс-службе Нурсултана Назарбаева, разговор состоялся по инициативе американской стороны. «Лидеры двух стран обсудили ситуацию на юго-востоке Украины. Н.Назарбаев проинформировал собеседника о том, что он лично занимается данным вопросом, который, на взгляд казахстанской стороны, может решиться путем переговоров на уровне глав Украины, России, Германии и Франции», — сообщается в информации пресс-службы президента Казахстана.

Президент США заверил Нурсултана Назарбаева, что является приверженцем дипломатического разрешения ситуации в Украине, подчеркнув, что для этого, в первую очередь, необходимо выполнение минских договоренностей.

«Обама также высоко оценил усилия Казахстана в деле укрепления международной безопасности и выразил надежду, что глава государства продолжит оказывать активное содействие поиску мирного решения конфликта на Украине», — отмечается в сообщении.

А вот когда президент Беларуси Александр Лукашенко организовывал встречу в Минске на высшем уровне, то благодарности от хозяина Белого дома официальному белорусскому лидеру не последовало.

Почему так произошло, неужели «ставка на миротворчество» не сыграла? С этими и другими вопросами корреспондент сайта «Товарищ.online» обратился к доктору политических наук Павлу Усову.

— Все-таки между Казахстаном и США, а также Казахстаном и ЕС более или менее нормальные отношения, несмотря на то, что режим такой же репрессионный. Достаточно вспомнить, как пару лет в Казахстане были расстреляны бастующие. Тем не менее, это не вызвало никакой международной реакции, и международные компании, политики сотрудничают с Казахстаном, в отличие от Беларуси.

— Политическая ситуация в Беларуси хуже, чем Казахстане?

— Беларусь все-таки находится на особом режиме в отношениях с США и ЕС. И никто из высших официальных лиц особо не желает иметь никаких отношений с Беларусью и лично с Лукашенко, если это не связано с какими-то экстренными ситуациями, как это было в Минске осенью во время визита европейских чиновников. Беларусь продолжает находиться под санкциями и давлением США, рассматривается, несмотря на какие-то миротворческие жесты, как союзник России.

— Но ЕС пытается «заигрывать» с «последним диктатором Европы». Брюссель может себе позволить то, что не может Вашингтон?

— Позиция США в этом плане отлична от ЕС, который готов лавировать в отношениях с Лукашенко. США пока что придерживаются более жесткой позиции в отношении Беларуси и не собираются смягчать санкции. И даже если бы санкции в отношении Беларуси как страны были бы сняты, Лукашенко все равно оставался бы как персона нон грата в высших кругах западного истеблишмента. Если мы вспомним даже период более или менее теплых отношений Беларуси и Запада с 2008 по 2010 год, никто из высших политиков никогда с ним не встречался, и никогда никуда не приглашал на довольно высокие встречи.

— А как же Берлускони?

Берлускони – это довольно специфическая личность, и он не может отражать общую позицию Европы. Берлускони сейчас и с Путиным в хороших отношениях. Он готов с ним целоваться и обниматься. А я говорю, например, о премьер-министре Великобритании, о канцлере ФРГ, президенте и премьер-министре Польши, в конце концов, о президенте США. Единственная последняя официальная встреча глав США и Беларуси была в начале 90-х, когда в Минск приезжал Билл Клинтон. Но тогда высокого гостя встречал Станислав Шушкевич. После этого отношения только ухудшались. Поэтому, думаю, несмотря на развивающийся конфликт в Украине и какие-то потуги Лукашенко, все-таки не будет такого быстро выстрела для Лукашенко в сферу высшей международной политики. Он все равно будет оставаться в представлении Запада как диктатор, как человек, уничтожающий свободу слова.

— Потепление может прийти, когда в Беларуси сменится политический режим?

— Проблемы здесь даже не в самом режиме. Например, абсолютно такой же, и, наверное, даже более жесткий режим в Казахстане. Если мы вспомним, как разгонялись демонстрации, расстреливали людей… В Беларуси такого нет. Просто по уровню давления, репрессий и жесткости режима. Но проблема в том, что Беларусь находится в Европе. Соответственно, к Беларуси совсем другие требования. Здесь можно применить старую, но довольно лаконичную латинскую пословицу: что позволено Юпитеру, не позволено быку. В данном случае, Беларусь – это бык. И ей не позволены те вещи, которые происходят в Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане. Это азиатские страны, и там диктаторы могут делать все, что захотят. Но Беларуси, как европейской стране, и белорусским политикам это непозволительно. Поэтому отсюда и такая реакция по отношению к Беларуси со стороны США и ЕС и по отношению к Казахстану.

— Как вы думаете, рассчитывал ли Лукашенко получить какие-то дивиденды от «миротворческой миссии»?

— Как мне кажется, часть этих дивидендов он уже получил. Месяц назад со стороны ЕС были сняты санкции с ряда предприятий и ряда бизнесменов, которые были внесены в черные списки, а также чиновников. В принципе, мы видим интенсивные взаимоотношения министерств иностранных дел ЕС и Беларуси. Макей был приглашен в Польшу, был в Брюсселе; были двухсторонние визиты в Беларусь и белорусских делегаций в Европу. Также можно вспомнить экономический форум в США, куда был приглашен Мясникович. То есть динамика отношений действительно появилась после участия Беларуси в дипломатических миссиях в контексте украинского конфликта.

— В Минске «потепление» заметили?

— В связи с тем, какой прессинг сейчас идет со стороны Москвы, они (взаимоотношения), наверное, не так быстро развиваются, как хотел бы этого Лукашенко. Но это проблема даже не самого ЕС, а прежде всего Лукашенко и ситуации в Беларуси. Здесь речь идет в первую очередь о политзаключенных. Достаточно было бы освободить бывшего кандидата в президенты Николая Статкевича, и, думаю, динамика отношений между Западом и Беларусью усилилась бы.

— Некоторые эксперты полагают, что и Евразийский союз внес свою лепту во взаимоотношения Беларуси и Запада…

— Вступление в работу ЕАЭС и развитие интеграционных процессов между Беларусью и Россией все-таки уже заставляют Запад совершенно иначе смотреть на Беларусь. Уже не как полностью самостоятельный субъект, а всего лишь как какой-то придаток внешней политики России. И это в дальнейшем будет конечно довольно серьезной проблемой. В принципе, пока что Назарбаев рассматривается исключительно как более самостоятельная фигура, чем Лукашенко. Это также влияет на восприятие этих игроков со стороны Запада.

Федор Костров, «Товарищ.online»