10374854_664723010249430_1375564940942110214_nГибридная война против Украины идет чуть больше года, как считают многие. В Кремле начали готовиться к ней достаточно давно и сегодня стремятся на украинской территории нанести решающее поражение Западу в схватке за имперское величие России. Предлагаю вниманию читателей основные уроки, которые могут пригодиться слишком многим государствам в Европе.

 

Украина во многом сама обусловила давление на нее России. В нашей стране почти 23 года сохранялось мирное развитие, но элита не воспользовалась шансом для эффективного реформирования государства. В результате Украина опускалась на геополитический шпагат, сохраняя имидж переходной демократии на протяжении слишком длительного периода. Топтание на месте очевидно на фоне успехов Польши, Чехии, государств Балтии. Прожив два десятилетия в плену иллюзий о невозможности противостояния с Россией украинский истеблишмент, да и все общество целиком, сегодня переживает острейший кризис. Вопрос сохранения суверенитета государства звучит отнюдь не риторически.

 

Владимир Путин переиграл Запад в начальной стадии своих действий в Украине, хотя и не рассчитывал на консолидированные санкции США и ЕС. В последние годы высокие цены на энергоресурсы позволили России нарастить военную мощь и создать массу рычагов неформального влияния в Европе. В Москве успешно использовали европейские демократические принципы в собственных интересах и предусмотрительно подкармливали не только радикальных маргиналов, но и респектабельных политиков первого эшелона. В Старом Свете вовсе не зазорно быть русофилом: по сути своей, видимо, не пахнет не только природный газ, но и деньги, полученные благодаря его экспорту. Несколько наивный антиамериканизм части европейских левых в Кремле мобилизовали себе на службу, а казус Косово использовали дуплетом — для укрепления позиций в славянском мире и оправдания аннексии Крыма.

 

Россия ведет в Украине заведомо необъявленную войну и вовсе не собирается ее легализовывать. Более того, военные операции носят скорее подчиненный характер, они зависят от информационных усилителей. Распространение дезинформации и деформация реальности – стратегические ресурсы агрессора. У пережившего две мировые войны и биполярное противостояние человечества насилие вызывает не только отвращение, но и любопытство, чем Россия умело пользуется, расчетливо кошмаря потребителей своей информации. Отмечу, что информационный канал Russia Today как рупор информации усиливается с помощью частно-государственного партнерства в медиа-сфере. Справедливости ради стоит подчеркнуть, что официальные информационные агентства и частный холдинг Life News практически не отличаются в методах распространения информации о ситуации в Украине.

 

Агрессия против Украины началась далеко не в конце февраля 2014 года. Россия последовательно разрушала имидж нашей страны как предсказуемого партнера во время «газовых войн» 2006 и 2009 годов, навязывала цивилизованному миру мнение об Украине как failed state (несостоявшемся государстве), пыталась приватизировать одних исторических персонажей и дискредитировать других. «Русский мир», концепция которого одобрена на высшем уровне в России, стал матрицей, в которую стремились загнать Украину, отказывая ей в праве на собственные культуру и язык. В Москве готовы признавать право на существование исключительно опереточных украинцев, которым отведено место только в лакейских российских хозяев. Непоследовательность украинского руководства на внешней арене только усугубляла проблемы нашей страны. Итог очевиден: до гибели лайнера Боинг-777 малазийских авиалиний в небе над Торезом в июле 2014 года Украина фактически не могла доказать миру непосредственное вмешательство российских войск на ее территории.

 

Захват Крыма «вежливыми зелеными человечками» в конце февраля – марте 2014 года, которым практически непосредственно руководил Владимир Путин – не только часть проекта по восстановлению влияния России. Военно-политическое значение полуострова не стоит преувеличивать. Кремль выбрал Крым во многом из-за отсутствия у независимой Украины эффективной политики по отношению к нему, даже всплеск сепаратизма в Крыму в середине 90-х не заставил украинское руководство уделять ему больше внимания и пытаться нейтрализовать многочисленных российских эмиссаров. Задача российского руководства – нейтрализовать стремление Украины строить независимую от Москвы экономическую и внешнюю политику, не допустить появления в лице нашей страны конкурента по привлечению инвестиций и носителя альтернативного российскому авторитаризму образа мышления и государственного управления.

 

Стремление «удружить России» свойственно нескольким поколениям украинских политиков. Если Леонида Кучму на короткий поводок политического маневра посадили после «кассетного скандала» в 2000 году, то Виктор Ющенко элементарно не справился с энергией Майдана, дававшей возможность реформировать страну, хотя и успел немало напугать Кремль. Виктор Янукович последовательно оказывался окруженным российскими агентами влияния, с переменным успехом руководившими им. Присутствуют ли сегодня в украинском политикуме агенты влияния Москвы? Безусловно, и многие из них этого не скрывают.

 

Энергетическая сфера для гибридной войны является одной из ключевых. Кроме «газовых рычагов», основанных на контракте 2009 года, Москва стремится использовать захват в своих интересах угленосных районов Донбасса, спровоцировавший дефицит электроэнергии в Украине. Сфера энергетических отношений в нашей стране давно является мутной заводью для афер на государственном уровне, и в России об этом прекрасно знают. Внедрение европейских стандартов энергетической политики является вопросом выживания не только для украинской экономики, но и для страны в целом.

 

Ключевые приемы в отношении Украины, используемые Россией во время гибридной войны – «кривое зеркало», «отрицание очевидного», «параллельная реальность». Захват административных зданий в Симферополе, Донецке и Луганске пояснялся аналогией с действиями активистов во время протеста на ЕвроМайдане. Присутствие российских войск в Крыму и на Донбассе отрицалось вопреки многочисленным фактам. Пропагандистская машина России создает параллельную реальность своими сообщениями о происходящем как в Украине в целом, так и в Донецкой и Луганской областях в частности.

 

Россия уже несколько лет как готовились к гибридной войне, поэтому и имеет серьезное преимущество перед Украиной. Один из главных компонентов – ядерный арсенал, значительно сужающий пространство для маневра цивилизованного мира. Объективно говоря, у Кремля есть целый набор из различных сценариев, тогда как Банковой приходится действовать по ситуации. Военное поражение Украины на сегодня выглядит маловероятным, для России куда важнее дестабилизировать ситуацию внутри нашей страны. Поэтому уже дважды – в августе 2014-го года и в феврале 2015-го была использована одинаковая схема: реальное или мнимое поражение украинских войск на Донбассе – заполнение видеоматериалами телеканалов и социальных сетей – нагнетание волн паники в социальных сетях – попытки дестабилизировать ситуацию в Киеве. После неудачных попыток расшатать ситуацию идея «третьего Майдана» как технологического инструмента давления на власть активно раскручивается в украинском медиа-пространстве.

 

Следует отметить, что Россия начала готовиться к борьбе с цветными революциями после 2004 года, после победы оранжевого Майдана. Вовсе неслучайно во время событий на Майдане осенью – зимой 2013/2014 годов российские СМИ пытались представить массовый протест как сговор экстремистов и националистов с целью свержения власти. Эта информация доносилась не только до российских граждан, но и транслировалась на команду Виктора Януковича, которого подталкивали к максимально решительным действиям. Дискредитация Майдана как такового – одна из ключевых задач российской политики в Украине. Возьмусь утверждать, что в Кремле делают ставку на создание негативного имиджа украинской власти ровно до тех пор, пока она является неподконтрольной ему.

 

Разворачивание гибридной войны в Украине – серьезное испытание для всего цивилизованного мира. И дело не только в противостоянии крупнейшей европейской страны — Украины и самого большого по площади государства в мире — России. Идет борьба между постсоветскими государствами, способная определить судьбу Восточной Европы, Закавказья, Центральной Азии. В случае успеха России экспансионистские планы ее руководства будут оперативно распространяться на другие соседние государства (гипотетическое поражение Украины будет носить деморализующий характер), провал планов Кремля может дать импульс скачкообразному развитию постсоветского пространства. Отсюда можно сделать вывод, что демократизация общества, развитие его гражданских институтов, поиск эффективной национальной идеи являются эффективными средствами противодействия разворачиванию гибридной войны.

 

Евгений МАГДА, Центр общественных отношений