Запад продолжает реализовывать план по политическому и дипломатическому «гипнотизированию Лукашенко» и его дистанцированию от Москвы то посылая в Минск официальные делегации, то приглашая главу Беларуси на важные международные мероприятия. Но на все эти подходы по углублению и расширению диалога Минск отвечает дипломатическим формализмом или просто отказом. Все усилия тщетны, прорыва не будет, да и вообще прорываться на Запад Лукашенко не собирается.

Два года назад Лукашенко не поехал на саммит «Восточного партнерства», сославшись на важный визит в Буда-Кошелево, в прошлом году проигнорировал торжества в Париже, связанные со 100 летием окончания Первой мировой войны. В этом году он отказался присутствовать в Польше на значимом во всех отношениях мероприятии, приуроченном началу Второй мировой войны.

                С одной стороны, приглашения Лукашенко на такие мероприятия можно оценивать как пренебрежение принципами и ценностями демократии, неуважение к  жертвам авторитаризмов. С другой стороны, для самой Беларуси это могло бы стать значимым событием, усилить символические геополитические элементы её независимости, укрепить позиции на международной арене. Но для власти интересы Беларуси значения не имеют.

Теперешний отказ приехать в Польшу вряд ли связан с тем, что Варшава не пригласила на мероприятие высокую делегацию из России. Ведь, например, в Париж Путин приехал, но это не повлияло на решение Лукашенко не посещать мероприятие во Франции.  Причина неприездов более основательная: развитие отношений с Западом в практической сфере не встраивается в образ мышления Лукашенко. Запад был и остается для него врагом, и там Лукашенко никогда не будет чувствовать себя своим. Вся система его политических ценностей, пропаганды и идеологии в стране базируется на советских мифах и символах, на советской трактовке истории и событиях времен Второй мировой войны. Белорусская государственная идеологическая конструкция строится на двух ключевых датах: 22 июня 1941 года и 9 мая 1945. Всего остального, что выходит за рамки представления о Великой Отечественной войне, как бы не существует. Особенно, если учесть, что СССР сыграл свою роль в развязывании Второй Мировой войны.

На данный момент взаимоотношения между Европой и белорусской властью достигли своего предела. Для дальнейшего углубления диалога либо «втягивания Беларуси в Европу» нет необходимых условий и возможностей. Белорусский режим уже демократизировал и либерализировал» все, что только мог. Участие в европейских политических мероприятиях и проектах не даст режиму больше, чем может дать и дает Россия, поэтому международные встречи на самом деле не имеют никакого практического значения и интереса для Лукашенко.

А если учесть к тому же довольно трудные отношения с Россией, «принуждение» к интеграции, то визиты в Брюссель, Париж и Варшаву могли бы подтолкнуть Москву к более масштабному давлению на Беларусь. Для Лукашенко важно пережить этот предвыборный год без потрясений и конфликтов с Россией. Главная задача внутренней и внешней политики Беларуси – это сохранить общество в болотном состоянии. Визит же Лукашенко в Польшу мог бы спровоцировать ненужное движение вокруг Беларуси, новые информационные и политические атаки, обвинения со стороны России в предательстве.

В свою очередь, постоянная оглядка на Москву еще раз подчёркивает несамостоятельность белорусской власти в принимаемых решениях.  Проблема в том, что Запад продолжает игнорировать очевидную вещь: нет никакого «геополитического крена» в сторону России, а есть практически полная зависимость Беларуси от России, поэтому если речь идет о восстановлении геополитического баланса, то невозможно восстановить то, чего нет.

Павел Усов