Павел Усов   

Белорусское экспертное сообщество пытается  разгадать загадку, связанную с неожиданной отменой визита в Минск верховного представителя Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, который был запланирован на 4 и 5 октября. Если исходить из плана мероприятий, то этот визит должен был начать новый этап в отношениях между ЕС и Беларусью.  4-го октября Могерини должна была встретиться с премьер-министром Беларуси Сергеем Румасом и обсудить с ним 20 документов о работе «Восточного партнерства» в 2020 году. На 5 октября была запланирована встреча Могерини с главой Беларуси Александром Лукашенко, а также ее участие в качестве сопредседателя в форуме «Будущее «Восточного партнерства».

Встреча высокого уровня в рамках «Восточного партнерства» (в ряде источников говориться о «форуме») планировалась еще с лета 2019 года. Эта идея была чуть ли не основным политическим посланием белорусских властей в отношениях с европейскими политиками. По всей видимости ожидалось, что данное мероприятие перезагрузит положение Беларуси в рамках Восточного Партнерства и придаст Беларуси новый статус. Еще, летом министр иностранных дел Беларуси заявлял: «Осенью нынешнего года мы с коллегами из Европейской службы внешних действий планируем провести в Минске официальные мероприятия высокого уровня по случаю 10-летия «Восточного партнерства». А в перспективе надеемся принять у себя и очередной саммит «Восточного партнерства».

В конце сентября стало известно, что в Минск для участия в мероприятии приедет Федерика Могерини. Также появлялась и информация о том, что в рамках визита может состояться подписание соглашений об упрощении визового режима и реадмиссии между Беларусью и ЕС.

Ключевым моментом, по всей видимости, должно было стать именно «встреча высокого уровня» в рамках Восточного Партнерства.

                Однако, до последнего момента не было никакой информации о содержании и формате «высокой встречи» или «форума» «Будущее «Восточного партнерства». Ни на официальной странице белорусского МИДа, ни в белорусских СМИ не говорилось о каких-либо приготовлениях к встрече-форуму, об участниках мероприятия. Как известно, любое важное (если оно важное) мероприятие имеет информационное сопровождение. Более того, «высокая встреча», как оказалось, первоначально ограничивалась визитом только послов Литвы, Латвии, Польши и высокого представителя ЕС. Но, ведь если это мероприятие в рамках «Восточного партнерства» с претензией на значимое политическое событие, то на нем должны были бы присутствовать как минимум представители других государств-членов ВП и стран ЕС.

                Получается, все это «громко заявленное» мероприятие, если бы и состоялось, то выглядело бы как полуформальная непубличная встреча.  Возможно, что такой формат не соответствовал ожиданиям европейских дипломатов, которые, вероятно, рассчитывали на более масштабное событие, а не на роль политической декорации.

                Ситуация по-видимому усугубилась еще и тем, что встреча Могерини-Лукашенко также была под вопросом. Во-первых, 4 октября был запланирован визит Лукашенко в Украину. Во-вторых, сообщалось, что подписание визового соглашения в эти дни также не состоится.

                Получается, что мероприятие, которое должно было стать прорывом, оказалось провалом. Не исключаю, что белорусские власти могли испугаться эффекта и последствий своей проевропейской проевропейской. Речь идет о реакции Москвы, с которой в последнее время складываются весьма напряженные отношения.  

Можно предположить, что Минск не хотел бы излишне раздражать Москву позиционируя себя неким новым организационным центром в рамках Восточного Партнерства. Поэтому мидовские дипломатические намерения могли свестись до проведения незаметных, чисто технических встреч  1 + 4 на уровне министров иностранных дел. Другими словами, имел место тихий саботаж собственных смелых идей. Поэтому «пониженный» статус «высокого» мероприятия терял всякое политическое значение и смысл.  

            Вместе с тем, анализируя общие тенденции в отношениях между Западом (ЕС) и Беларусью, стоит обратить внимание на формирование новой парадигмы. Она базируется на развитии стабильных контактов с властью и практически полностью исключает контакты с представителями гражданского общества и активную поддержку последней.  Авторитарная власть стала основным партнером для европейцев.  

Однако даже этот новый подход европейцев не делает и не сделает двусторонние отношения стабильными и предсказуемыми. Так как направление и содержание этих отношений определяется не интересами государства, а являются побочным продуктом (эффектом) отношений с Россией.

belsat.eu