В Беларуси уже давно сформировалась устойчивая система политического управления, которая опирается исключительно на директорско-номенклатурный аппарат. В нынешней нижней палате парламента традиционно представлен самый широкий спектр начальников всех категорий: председатели, руководители, секретари и главные идеологи, директора, ректоры, командиры, главы ведомств, отделов и департаментов. Фактически эта социальная группа, её можно назвать даже особым сословием или классом, представляет собой супер-партию «начальствующих и командующих», «партию» без идеологии и без программы, но с ясной функцией – сохранить основания авторитарного государства, нейтрализовать любые её колебания.

Более того, сама идея каких-либо изменений не зародится в головах этих людей. Нужно сказать, что Лукашенко и его окружение приняли на вооружение (не знаю, интуитивно или сознательно) самый простой, но самый верный метод политического управления опираясь на разветвленную сеть начальников. В некотором смысле можно говорить об установлении в Беларуси особого режима – директократии.

Директор – фигура политическая

Добираясь до должности начальника в условиях авторитаризма человек уже проходит нужную психологическую обработку и подготовку, проверку на лояльность, исполнительность и принципиальность. В результате социального отбора человек полностью подстраивается под систему, становясь ее частью. Он переносит правила игры и отношений в государстве на коллектив, укореняя авторитаризм. По многим аспектам директор (высокий начальник) это скорее уже не управленческая должность, а политическая. Ведь нужно блюсти интересы государства на местах, обеспечивать идеологическую лояльность коллектива, участвовать в организации выборов и получении нужных результатов.

Я не хочу сказать, что белорусские граждане занявшие директорские посты не обладают опытом и квалификациями, я лишь говорю о том, что нахождение в кресле начальника требует от индивида особой лояльности и преданности власти.

Таким образом, в политической системе сформировался двухступенчатый процесс «выдвижения и избрания», сначала в начальники, а потом в депутаты (как форма высшего доверия) со стороны самых главных директоров. В этих условиях ни возраст, ни пол не имеют значения.

Социальная структура парламента

Говоря о социальной структуре парламента, стоит обратить внимание на весьма интересную особенность. Дело в том, что самая большая группа ново назначенных депутатов это выходцы из системы образования: ректоры, проректоры, директора школ и других учебных заведений, руководители отделов образования местных администраций, они составляют практически 30%.

Можно подумать, что «педагоги» это политически привилегированная группа «элита» директорской партии. Это и не удивительно, если учесть, что во многом «успех» выборов зависит от их «правильного» организационного подхода к проведению «выборов» и подсчету голосов. На втором месте по численности после учителей идут представители местных администраций.

Есть ряд других особенностей

Во-первых, власть попыталась разнообразить серую директорскую массу, тем что в парламент «прошли» представители системных партий. В общей сложности 21 человек, 11 из которых члены Коммунистической партии Беларуси. Коммунисты в парламенте – это следование советской традиции, которая сильно укоренилась в белорусской системе и навязывается обществу. Безусловно все эти «члены» партий – фикция, это дополнительные политические роли и не только потому, что «системные партии» вообще не ведут никакой деятельности. В своем большинстве «партийцы» являются начальниками и одновременно членами «Белой руси». В итоге получается идеологический борщ.

Во-вторых, руководством страны было принято решение об установлении полной внутренней консолидации и однородности парламента, без оппозиционных вкраплений. С одной стороны, вероятно, это обусловлено психологической необходимостью Лукашенко в наличии полного единодушия в вопросе принятия изменений в Конституцию. Возможно, что они будут также содержать механизмы, связанные с передачей власти.

С другой стороны, отпала надобность в политических декорациях, которые были использованы для продвижения позитивного образа белорусской автократии на Западе.

Игра дипкорпуса

Фактически цель достигнута, Европа открыта на диалог с белорусской власть, в которой вопрос легитимности парламента, организации и проведения выборов и других государственных институтов не играет никакой роли. Ряд европейских стран открыто идут на контакт с нелегитимными членами белорусского парламента, развивают с отношения с этим органом, игнорируя факты фальсификаций. В свою очередь для популяризации и дальнейшего продвижения позитивного восприятия белорусской власти на западе будет играть дипломатический корпус, включая депутатов Савиных и Воронецкого.

В-третьих, нахождение в «директорском» парламенте молодой фаворитки Лукашенко Марии Василевич будет притягивать к этому органу особое внимание белорусской публики. Полагаю, что Василевич станет объектом определенного давления, став косвенным проводником критики и негодования непосредственно в отношении Лукашенко.

Павел Усов belsat.eu