Конструктивной и прогрессивной альтернативы для объединенной Европы нет. Сегодня Европа находится лишь у начала пути формирования новой, особой цивилизации. Противостояние эпидемии коронавируса и экономическими последствиями покажет, выживет ли эта цивилизация. Как известно, любая цивилизация развивается до того момента, пока она способна эффективно реагировать на внешние вызовы и угрозы.

Дезинфекция в здании Европейского Совета в Брюсселе. Фото: FRANCOIS WALSCHAERTS / Reuters / Forum

Начальный процесс формирования единой Европы как раз был связан с необходимостью бороться как с последствиями мировой войны, так и внешней угрозы для свободного и демократического сообщества, идущей от СССР.

К концу ХХ века ЕС полностью доказал свою политическую и экономическую жизнеспособность. Однако, определенная политико-экономическая общность Европы пока не преобразовалась в полноценную цивилизационную общность, которая бы выражалась в эмоциональном единстве граждан Европы.

Национальный эгоизм все еще господствует в европейском пространстве и сознании обществ. Внешние проблемы, вызовы, угрозы усиливают именно национальный эгоизм, а не европейскую солидарность.

Удовлетворение объединением существует только до того момента, когда государства получают конкретные материальные блага от членства, но когда единство требует совместной мобилизации средств и ресурсов, когда для этого необходимо поступиться «национальными интересами» возникают неприятие и отторжение объединения и интеграции. В критический момент национальные правительства начинают убеждать, что в рамках отдельного национального государства будет лучше и безопаснее. Более того, эти правительства начинают перекладывать вину за собственные ошибки, некомпетентность и неэффективность в решении внутренних проблем на структуры ЕС. Классическим примером является «Brexit».

В свою очередь, национальный эгоизм становится одной из ключевых причин для слаженного противодействия вызовам. Как показал ряд масштабных кризисов, миграционный, а затем коронавирусный: процесс коллективного принятия и одобрения решений, целый ряд ограничений в компетенциях структур ЕС приводит к запаздыванию в оценке, разработке, выборе и реализации необходимых мер для борьбы с чрезвычайными ситуациями. Согласование позиций, общее одобрение требует много времени, которого в кризисных ситуациях практически нет.

Европейские национальные правительства не желают отказываться от своих полномочий в пользу центральных европейских органов, противятся (порою действуют вопреки) созданию и усилению новых наднациональных структур, той же армии, службы безопасности, системы здравоохранения и т.д. Однако, в критический момент эти же правительства требует от Европейских структур быстрых, а главное эффективных мер.

Борьба с коронавирусом должна дать толчок для нового этапа в эволюции Европейского Союза, который заключается в углублении внутренней политической консолидации и централизации единых наднациональных европейских структур. Как итог, должно произойти формирование единого европейского правительства с соответствующими службами, что станет завершающим этапом формирования европейской цивилизации.

Если же национальный эгоизм победит, то Европу ждет процесс дезинтеграции, последствия которого приведут к огромному экономическому и политическому ущербу для всех государств континента. Полагаю, что антиевропейская риторика с углублением кризиса будет усиливаться. Но, очевидно, что от «бегства» из Европы выиграют только отдельные политические группы, а общества проиграют.

Только денонсация Шенгенских соглашений приведет к громадным и невосполнимым экономическим потерям и вызовет небывалое социальное напряжение. Чего будут стоить восстановление полноценной пограничной и таможенной инфраструктуры, необходимость получение виз, очереди на переходах и т.д. Взаимозависимость стран европы настолько очевидна, что введение ограничений в перемещении людей, товаров и услуг равносильно отсечению собственной руки. К примеру, доходы в туристическом секторе в странах ЕС составляют свыше 660 млрд., евро. По данным Евростат (2017 год) граждане Евросоюза совершили 1,2 млрд туристических поездок, подавляющее большинство из которых – в пределах ЕС. Высокая динамика развития только в этой сфере связана, прежде всего, со свободным передвижением граждан в границах ЕС.

В свою очередь, резкая заморозка экономических отношений приведет к быстрому упадку наиболее слабых экономик, главным образом в странах Восточной и Центральной Европы, Балкан. Стабильное развитие и благополучие государств региона, связано кроме прочего, с огромным дотациями из европейского бюджет. Кризис национальных экономических систем неизбежно приведет к политическому кризису.

На волне критики Европейского Союза «не справившегося» с коронавирусом и экономическим кризисом, к власти в отдельных странах придут крайне левые или крайне правые патриоты-популисты с массой претензий к демократической модели управления. Они будут требовать введения чрезвычайных мер в управлении экономикой и населением, которые по их мнению приведут к выходу из кризиса. Ориентация на внутренние национальные чувства будет способствовать возрождению идей восстановления исторической справедливости и реванша по отношению к соседям, что приведет к росту региональной напряженности в Европе.

В свою очередь, в условиях общей европейской деконсолидации, недоверия, а также проблемы устойчивости демократии рухнет и общая европейская система безопасности. Антиевропейский национализм, автократические трансформации, коррупция и экономическая нестабильность станут причиной изменений геополитических преференций. Естественно, в этих условиях центром притяжения и деструктивного влияния станет Россия. Москва, даже в период пандемии остается верной своим имперским амбициям и продолжает продвигать свои интересы в Европе. Постепенно коронавирус становится информационным и геополитическим оружием, направленным против внутренней консолидации ЕС, подпитывающий национальный эгоизм и страхи в отдельных странах.

Павел Усов belsat.eu