В Беларуси регулярно появляется информация о крайнем недовольстве номенклатуры и силовиков правлением Лукашенко, и созревании заговора против него.

Не раз, на политической сцене появлялись опальные или отставные члены правящего класса, которые пытались стать оппозиционными лидерами во время избирательных кампаний.
Однако, как правило, слухи о заговоре оказывались сильно преувеличенными, а стремление бывших чиновников найти поддержку в бюрократической среде разбивались о твердую стену лояльности по отношению к Лукашенко со стороны все той же управленческой номенклатуры.


Похоже, что в период нынешней президентской кампании вырисовывается подобный сценарий. Вызов, пока еще только виртуальный, существующей системе бросил экс-чиновник со стажем, бывший советник Лукашенко, бывший посол Беларуси в США, бывший директор ПВТ Валерий Цепкало.


Вместе с тем, в неожиданном появлении нового претендента на пост главы государства сомнительно все: начиная дерзким заявлением в ФБ о том, что белорусская модель сформировалась за счет, «опущения» и унижения других, лишения их гордости и человеческого достоинства», заканчивая отсутствием каких-либо реальных выступлений или возможного «кандидата» в СМИ.
Более того, кажется невероятным, что человек 26 лет верно служившей системе, которая опускала и унижала сограждан, вдруг расчувствовался и решил рискнуть всем, что имеет.
Во всей этой виртуальной игре, четко прослеживаются аналогии с другим политическим персонажем из России. Речь идет о Ксении Собчак, которая также «искренне» и «откровенно» выступала против своего патрона Владимира Путина. Как известно, после «борьбы с режимом» Собчак получила неплохую должность в Газпром медиа.

Рассуждая о месте и роли Валерия Цепкало в президентской кампании 2020 года, необходимо ответить на следующий вопрос. Возможно ли в Беларуси появление разрушителя системы (своего рода политического Штауффенберга) из самой системы?
Выход такого персонажа на политическую сцену может иметь место только при наличии следующих условий и процессов:
1. Когда очевидны признаки глубокого кризиса, политическая система начинает терять внутреннюю консолидацию, в государственном начинают формироваться различные неформальные центры принятия решений.


2. Когда ближайшее окружение президента четко и ясно понимает катастрофическую ситуацию в стране и необходимость быстрейшей смены экономического и политического курса, через отстранение действующего руководителя. При этом, «группа заговорщиков» должна опираться на национальные интересы; На мой взгляд наличие национально ориентированной номенклатуры и силовых структур одно из основных условий вызревания и успешной реализации внутри элитных преобразований.

3. Когда имеет место общность во взглядах и оценках ситуации в стране как в бюрократическом, так и в силовом аппарате. Без поддержки (путь молчаливой) со стороны силовиков любой «номенклатурный» переворот будет «пустышкой» и обречен на провал.

Важно также иметь в виду, что такого рода кулуарные или номенклатурные перевороты не происходят открыто, через выборы, а как раз наоборот. И только после отстранения правителя, проводится народное голосование с тем, чтобы новые руководители смогли получить поддержку со стороны общества.
Если же допустить, что номенклатура решит действовать против правителя через выборы, то она сама дает ему время (целых три месяца) для того, чтобы выявить источник угрозы для своей власти и нейтрализовать ее.

На сегодня нет оснований говорить о том, что в стране имеет место процесс внутреннего разложения административно — репрессивного аппарата. Даже в период острого кризиса, связанного с коронавирусом, странной если не сказать неадекватной реакцией Лукашенко на ситуацию, не наблюдается признаков несогласия или саботажа его решений со стороны номенклатуры или силовиков.
Получается, что Цепкало это один из политических проектов власти, нацеленный на дезориентацию населения и создание привлекательного образа белорусских выборов.

Павел Усов, Белсат 20:51 11/05/2020