У белорусского лидера Александра Лукашенко не осталось выбора. Силовое противостояние с обществом достигло такого уровня, когда никакой компромисс невозможен. Прежде всего, он невозможен в силу психологических особенностей белорусского диктатора. Публичное появление батьки с автоматом – важный сигнал.

Компромисс или диалог означает крах белорусской системы, усиление внутренней нелояльности чиновников и силовиков. Компромисс означает открытое признание своего поражения и наделение врагов, Координационного Совета, политической субъектностью. В такой ситуации Лукашенко ничего не остается, кроме как демонстрировать откровенную силу, что порой выглядит абсурдно.

Но очевидно, что политический кризис будет разрешен только в результате полного поражения одной из сторон. Выступая на МАЗе 17 августа, Лукашенко сказал, что «пока вы меня не убьете, других выборов не будет». Продолжением этой мысли может быть следующее: «Если вы мне не подчинитесь, то я вас буду убивать». Именно в этом заключается смысл появления Лукашенко с автоматом 23 августа.

Вместе с тем, демонстрация оружия направлена не только на общество и протестующих, но также на собственное окружение и силовиков. Высшая номенклатура и силовые структуры, в том числе армия, это единственная опора Лукашенко, от лояльности которых зависит его судьба. Этим Лукашенко хотел показать —  здесь, я с вами и готов проливать свою кровь за вас, как вы за меня.

К слову, ни один силовик не был и не будет наказан за пытки, избиения и убийства задержанных, пока Лукашенко остается у власти. Террор будет продолжаться. В свою очередь, авторитарному руководителю необходимо было почувствовать поддержку силовиков в полевых условиях, быть уверенным в том, что они не испугаются и не отступят. В данном случае Лукашенко пытается сохранить психологический баланс среди силовиков. Ведь стоять перед 100-тысячным протестом, пусть и мирных граждан, понимая, что против тебя народ, крайне сложно, в любой момент и силовой блок может дать трещину. Ответ был категоричен: «Мы с Вами до конца». Это также и послание обществу: воззвание к рассудку и человечности бессмысленно.

Конечно, в этом есть и конкретное политическое измерение. Режим в Беларуси полностью трансформировался в милитаристский. Лукашенко и его окружение уже не заботит законность их действий, их не заботит будущее государства. Оно, государство, либо погибнет, либо останется в их руках, даже если за это придется пролить кровь тысяч белорусов. Если Лукашенко удаться стабилизировать систему, то страну ждет волна масштабных репрессий, это уже не будет бархатный террор, но — железный.

Диктатор уже заявил про необходимость увольнения нелояльных учителей и закрытие бастующих предприятий. То, что сейчас происходит — это открытая политическая война с народом Белоруссии.

Павел Усов/bloknot.ru