После окончания избирательной кампании и волны протестов белорусское общество столкнулось с тем, что Лукашенко и его окружение стали использовать все государственные институты и политические механизмы для силового удержания власти и подавления населения. Фактически в стране начался системный террор, который характеризуется не только репрессиями в отношении оппонентов, но и разрушением любых гражданских институтов, дипломатических отношений, которые не способствуют легитимации и стабильности существующего строя. Такое поведение было характерно только одному режиму – режиму большевиков, которые действовали по принципам: «все или ничего», «удержать власть любой ценой».

Время, условия, состояние государства, его цивилизационное положение, а также образ мыслей и поведение правящей группы позволяет назвать нынешний режим в Беларуси необольшевистским. Хотя действия белорусских властей не имеют ничего общего с идеологией большевиков, которая опиралась на веру в «борьбу за светлое будущее», тем не менее политика режима Лукашенко, направленная на сохранение власти любой ценой, даже через всеобщее разрушение соответствует большевистским методам.

Тех, кто сегодня находится у власти, не волнует экономика, социальные институты, состояние общества, интеллектуальное развитие, простые граждане или международная реакция, а только власть в чистом виде и ее удержание. Лукашенко и его окружение вообще не интересует, что будет потом.

Конечно, на протяжении всех 26 лет Лукашенко удерживал власть посредством точечных либо широких репрессий, но такого уровня террора, который обрушился на страну, в нашей современной истории еще не было. Учитывая, что террор не имеет никакой идеологической основы и осуществляется анонимно – представителями силовых структур без идентификаторов, одетыми в черную форму, террор можно смело назвать «черным».

Политика черного террора охватила все уровни политической и социальной системы. Такой регресс наступает в результате потери или отсутствия легитимности и поддержки со стороны основной массы населения. Так или иначе, деградация социально-политических отношений идет стремительно, внутренних барьеров и сдержек от политического насилия для власти уже нет. Есть только верные черноармейцы – боевики, чрезвычайные суды, где приговоры выносятся «именем власти».

Фактически из политического авторитаризма, режим перешел в стадию террористического авторитаризма:

  • людей массово задерживают, избивают, убивают;
  • суд трансформировался в политический инструмент давления, фабрикации приговоров, оправдания насилия и преступлений против граждан;
  • правовые, законодательные нормы не имеют никакого значения и работают только в интересах режима;
  • гражданские институты: школы, университеты иные учреждения превратились в механизм прямого политического и идеологического давления и запугивания. Для запугивания чиновники прибегают к тому, что начинают забирать детей у политических активистов;
  • одной из практик террора стало принуждение к эмиграции (пример Павла Латушко и, возможно, Светланы Алексиевич). Насильственная депортация граждан республики из страны (Светлана Тихановская, Ольга Ковалькова). Лишение гражданства (католический митрополит Тадеуш Кондрусевич);
  • информационная блокада, лишение аккредитации журналистов зарубежных изданий, ликвидация независимых белорусских изданий;
  • разгон (репрессии) в отношении творческих, спортивных коллективов, закрытие театров (Гродненский областной драматический театр, Национальный театр им. Я.Купалы);
  • постепенная блокада границ, ограничение свободного перемещения граждан, герметизация системы.

Война с гражданами внутри страны ведет к политической конфронтации на международной арене. Понятно, что террористический режим не может быть принят международным демократическим сообществом. Вместе с тем, террор уже является отрицанием и отторжением цивилизованных принципов. Для режима Лукашенко отношение с западными странами никогда не являлось стратегически необходимым. Более того, Запад всегда рассматривался Лукашенко как враг и прямая угроза. Воинствующий дискурс мог уменьшаться или увеличиваться в зависимости от ситуации, но никогда не исчезал с внутриполитической повестки дня. В свою очередь, террористический режим вынужден закрываться на внешний мир, так как влияние последнего разрушает систему. Для устойчивости необходима истерия, внутреннее напряжение, постоянное ожидание войны и агрессии, деструктивная деятельность «пятой колонны», особенно это важно для консолидации силового, административно-репрессивного блока.

Поэтому дипломатическая война с Литвой и Польшей (в перспективе с другими западными государствами) вписывается в картину мира террористического режима. Вместе с тем, захлопывание системы и государства немедленно приведёт к утрате Беларусью международной субъектности, а это в свою очередь ослабит ее суверенитет.

Павел Усов /belsat.eu