26 ноября 2020 года во Дворце Независимости состоялась очередная встреча Лукашенко с министром иностранных дел РФ Лавровым С.В. Члены президиума Координационного совета считают, что одним из вопросов могло быть обсуждение дальнейшей судьбы и освобождение экс-кандидата в президенты Беларуси Виктора Бабарико.

Данное событие могло бы сыграть как против Бабарико, так и против Лукашенко.
Полагаю, что если бы Москва настаивала на том, чтобы были выпущены Бабрико с сыном, то Лукашенко сделал бы это очень громко и откровенно. Он бы заявил, что по просьбе его друга Путина был освобожден «преступник» Бабарико. Тем самым был бы подчеркнут факт того, что Москва открыто поддерживала и продвигала «новую» оппозицию, которая является проектом Кремля.

Доверие к Бабрико (к новой оппозиции) могло бы быть подорвано. Конечно, политическая парадигма: «кто угодно, только не он», все еще работает. Тем не менее опасения по поводу прямого вмешательства Кремля, возможного плана по оккупации Беларуси, усилились бы.

Освобождение могло посеять бы сомнения в искренности самого Виктора Бабарико, который заявлял, что он самостоятельная фигура и за ним нет московской тени. Это могло обострить борьбу между новой оппозицией и национальной оппозицией, которая вряд ли бы хотела видеть руководителем страной кремлевскую марионетку. Особенно в условиях, когда многие фигуры национального движения будут оставаться в тюрьме.

Запад бы засомневался в целесообразности масштабных санкций в отношении режима, так как заиграл бы старый миф о спасении Беларуси от России. Белорусский МИД начал бы усиливать эту тему.

Появление такой фигуры за границей (Кипр) могло бы внести замешательство в политический лагерь оппонентов (своеобразная борьба за влияние между Бабарико и Тихановской).

В свою очередь освобождение по указке Кремля несомненно стало бы большой дырой в системе легитимности Лукашенко, которую Кремль создавал все те же 3 месяца.

Это также негативно бы повлияло на всю политическую систему и силовиков, так как стало бы открытым сигналом, что Москва хочет ухода Лукашенко и биться за него не имеет смысла. Вероятно эффективность всего аппарата давления и контроля была бы подорвана. Это привело бы к разбалансировке всей системы и скорому ее краху.
Освобождение также могло стать новым триггером для усиления протестов, которые власть с таким трудом подавляет.

Активность Бабарико (о котором почти забыли) за границей, освобожденного без прошения, несломленного психически и морально, могло бы еще больше ослабить систему и было бы серьезным ударом по Лукашенко. Освобождение — безусловное, окончательное поражение диктатора.

Чем же тогда могут быть эти информационные выпады?

Это может быть как дезинформация (игра) с целью дискредитировать тех, кто является ретранслятором этой информации, подорвать их политический авторитет.

Продолжение психологического давления на Лукашенко (сюда встраиваются сливы по Шакуте, Баскову, Эйсмонт), для продавливания интеграционно-конституционных проектов.

Так или иначе мы становимся объектами чей-то игры, на которую не имеем возможности влиять.

Павел Усов