В течение весны и лета 20 года у политизировавшейся части белорусов, возникли несколько иллюзий, инерция которых оказывает влияние на происходящее в стране, до сих пор.

  1. Главный и, по сути, единственный вопрос любой революции это вопрос о власти. Невозможно совершить революцию, если в ходе неё не появляется лидера, группы, партии, движения претендующего на взятие власти. Я не могу представить себе более нелепого тезиса оппонентов диктатора, чем: «Мы не боремся за власть и не претендуем на неё».
  2. Любая революция происходит с выходом за пределы «правового поля». Революция это удавшийся переворот. Успешное противостояние диктатуре в рамках правового поля невозможно.
  3. Единственная известная мне форма диалога между народом и властью это выборы, всё остальное имитация. До того момента пока Лукашенко и его ближайшее окружение живы/на свободе/не покинули страну и сохраняют влияние на процесс подготовки и проведения выборов/референдума никакие выборы невозможны и даже вредны, как форма легитимизации диктатуры.
  4. Сила, противостоящая диктатору, но не обладающая политической субъектностью, как производной от максимально широкого представительства всех классов, групп, партий, движений вне зависимости от их политических взглядов, представляет только одну часть общества и не может рассчитывать на поддержку большинства в своей борьбе. Наивно ожидать от промышленных рабочих поддержки в борьбе за реализацию интересов группы, состоящей преимущественно из представителей бизнеса и части номенклатуры. Также не вызывают доверия их декларации о приверженности демократическим принципам, при антидемократическом характере формирования подобной группы и принятии ею решений.
  5. Противопоставление насильственных и не насильственных методов борьбы это абсолютная демагогия и прямая ложь. И то и другое не более чем инструменты, выбор одного или другого, так же как и их возможное сочетание определяется вопросами тактики и обстоятельствами ситуации.
  6. Превентивный отказ от люстрации закономерен, учитывая чьи интересы представляет данная группа. Было бы наивным ожидать от чиновников, хоть бы и бывших, готовности ущемлять интересы собственной социальной группы. Без широкой люстрации и судов над всеми участниками ОПГ (банды) Лукашенко, осуществившей государственный переворот в 96 году, один авторитарный режим, неизбежно сменится следующим авторитарным, в лучшем случае чуть более цивилизованным. Беларусь нуждается в радикальных политических реформах, а не смене фамилии диктатора. Люди, бывшие частью построенной Лукашенко авторитарной системы, априори не способны к их проведению, так как в процессе демонтажа авторитарной системы управления и заменой её на демократическую им пришлось бы судить и подвергать люстрации самих себя.
  7. Заискивание перед РФ, обращение к Кремлю как источнику власти в Беларуси, без попыток предпринимаемым даже диктатором, балансировать влияние России связями с Китаем и США, ставят вопрос о понимании национальных интересов Беларуси и готовности их защищать в случае необходимости.
  8. Фетишизация самоорганизации, миф о том, что она может дать ответ на все вопросы, хоть и красив, но крайне опасен для страны. Человек животное социальное, разрушение государства при обрушении диктатуры, в случае если оппоненты Лукашенко не будут готовы немедленно организовать свои структуры управления, породит хаос, анархию, поставит Беларусь в ряд с другими failed states. К тому же результату может привести и сомнительная политическая субъектность КС, отсутствие другой организованной силы, способной противостоять режиму, в сочетании с маниакальной решимостью Лукашенко бороться за власть любой ценой, при затягивании политического кризиса. В случае реализации данного сценария, возникает риск того, что поглощение Беларуси РФ, будет воспринято мировым сообществом если и не с одобрением, то с молчаливым согласием, как приемлемая цена за ликвидацию очага нестабильности в центре Европы.

Дмитрий Щегельский (пост ФБ)