Протесты против фальсификации на выборах и милицейского насилия в Беларуси затянулись на четыре месяца. Вместе с экспертами разбираемся, какие ошибки и просчеты совершила оппозиция, признает ли она их и как будет действовать дальше, чтобы ускорить перемены в стране.

«МОМЕНТ БЫЛ УПУЩЕН В НАЧАЛЕ АВГУСТА»

Руководитель Центра политического анализа и прогноза, доктор политических наук Павел Усов одним из главных просчетов объединенной оппозиции видит отсутствие у нее системной детальной стратегии подготовки к активному физическому противостоянию силовикам.

«Победа революции могла быть исключительно в том случае, если бы она была силовой, с дубинами и камнями у протестующих, но ее идеология такого не предусматривала. Власть защищалась всеми средствами, вплоть до убийств и массового террора. Белорусское общество к этому не было готово и, главное, его к этому никто не готовил. Более того, любые мотивы, которые бы пытались “майданизировать” революцию пресекались, назывались провокативными. Момент был упущен в начале августа», — сказал в комментарии Vot Tak TV политолог.

Он уточнил, что в первые дни после выборов готовность общества к силовому противостоянию была: демонстранты запасались коктейлями Молотова, строили баррикады. Сведение протеста в сугубо мирное русло было, по его мнению, стратегическим просчетом команды экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской.

«Призывы к силовому противостоянию привели бы к жертвам с обеих сторон, что требует огромной ответственности, требует быть на первой линии сопротивления и быть готовым пожертвовать собой. Мирный протест — наиболее цивилизованная форма, но в условиях, когда тебе противостоит брутальный антигуманный режим, практически всегда такой протест обречен на провал. Но это не результат ошибки, а психологической готовности и культурных цивилизационных факторов», — считает собеседник.

Усова разочаровала и идея «Народного ультиматума», предложенного командой Тихановской:

«Просматриваются те ошибки, которые были совершены в первые дни после выборов. Спонтанность, непродуманность и отсутствие четкой стратегии реализации тех или иных планов. Была лишь надежда на чудо: что рабочие массово выйдут на забастовку и это даст новый заряд протестному движению. Но это скорее способствовало угасанию протеста и трансформации его формата».

По мнению Усова, формат мирных акций себя исчерпал: система адаптировалась к таким протестам и не будет уменьшать давление на общество. Массовые репрессии будут продолжаться, чтобы принудить наиболее активную часть граждан — порядка 200-250 тысяч — эмигрировать из страны либо, разочаровавшись, отказаться от активности.

«Если системе не удастся к весне зачистить политическое пространство, то вероятность нового протестного всплеска высока», — продолжил политолог.

«Возвращаемся к дилемме, с которой начинали. Новые массовые протесты будут опять заканчиваться массовыми репрессиями. Будут ли призывы, чтобы протестующие вооружались, создавали отряды самообороны, использовали насилие в качестве ответной меры на насилие, и практически захватили власть? Насколько Тихановская будет в состоянии сохранить даже символическую легитимность в глазах общества через несколько месяцев или год? Чем больше будет таких ошибок как “Народный ультиматум” или “Народный трибунал”, тем меньше будет принятие ее как лидера», – считает он.

«УСТАНОВКА НА ЗАКОННОСТЬ УСТАРЕЛА»

Философ и методолог Владимир Мацкевич сказал в комментарии Vot Tak TV, что его основная претензия к штабу Тихановской состоит в его реагировании на происходящее постфактум, не выстраивая перспективную стратегию.

«В ее команде не владеют инициативой на сегодняшний день. То, что выдвигается — “Народный ультиматум”, “Народный трибунал” и т.д. — манипулятивные решения, в которых невозможно задействовать потенциал протестов. Международная активность, сбор данных по преступлениям отдельных чиновников и режима в целом — правильная работа, но она не направляет энергию масс на свержение режима. Для революции нужна инициатива, нужно действовать на опережение. Этого пока нет», — считает собеседник.

Мацкевич добавил, что в штабе Светланы Тихановской, Народном антикризисном управлении Павла Латушко и Координационном совете — трех основных на сегодня структурах оппозиции — отсутствуют две важные позиции: идеолога-теоретика и менеджера.

«Я не вижу ясной стратегии и дорожной карты, которая намечала бы цели и промежуточные шаги. Создаваемые продукты, такие как платформы “Зубр”, “Голос” и другие, полезны, но не являются решающими. Объединенной оппозиции мешает и устаревшая еще весенняя установка на законность. Нужно разработать победную стратегию, в которой прописано о свержении режима. Нужно четко требовать отстранения Лукашенко от власти, а не просто новые выборы. Расчет, что народ уже изменился, страна не будет прежней, а, значит, это само собой когда-нибудь приведет к победе, сильно мешает принятию стратегии. До сих пор повторяются заклинания майского и июньского периода», — заключил Мацкевич.

«НЕКОТОРЫЕ ИДЕИ НЕ СРАБОТАЛИ — ЭТО НАМИ ПРИЗНАЕТСЯ»

Политический советник Светланы Тихановской, экс-депутат Верховного Совета Александр Добровольский заверил, что предсказать результативность инициатив сложно, пока не попробуешь.

«Мы понимали, что тот же отзыв депутатов скорее всего будет неудачным, так как требует определенных действий со стороны государства. Были сомнения и касательно КОТОСов (местное самоуправление. — ред.). Эти цели были не достигнуты, но общая работа объединила соседей и привела к массовым дворовым инициативам», — сказал в комментарии Vot Tak TV политик.

 «Раньше людей, которые занимались оппозиционной деятельностью, было мало. Даже самые лучшие идеи не могли быть реализованы, так как большинство предпочитало наблюдать. Теперь же многие готовы действовать. Но проверить, какая именно идея сработает можно только на практике. Поэтому некоторые идеи не сработали — это очевидно и нами признается», — продолжил Добровольский.

«ПРИ СИЛОВОМ СЦЕНАРИИ МЫ ПОТЕРЯЛИ БЫ МОРАЛЬНОЕ ПРЕВОСХОДСТВО»

Выбор мирного сценария протестов политик просчетом не считает.

«Силовой вариант революции привел бы к гибели многих людей. Готовы ли политические лидеры брать на себя такую ответственность? Светлана Тихановская не готова. При этом она берет ответственность за развитие ситуации. Если ты хочешь противостоять организованной вооруженной силе, у тебя нет возможности сражаться на равных. Моральное превосходство сейчас на стороне протестующих. Мы можем это отдать, если применим насилие. Это не только моральная позиция, но также и рациональная позиция, связанная с тем, что эффективно противостоять организованной вооруженной силе можно только ненасильственными методами. Иначе потеряешь моральное превосходство, а мы в первую очередь боремся за поддержку общества», — объяснил советник Тихановской.

В целом он положительно оценивает послевыборную политическую ситуацию.

«Если посмотреть, что изменилось в стране за это время, окажется, что о таком состоянии общества и политической ситуации год назад можно было только мечтать, — уточнил собеседник. — Давление на власть нарастает: как внутреннее, так и внешнее. Ей придется вступать в диалог».

«Возможно, на него пойдут ответственные высокопоставленные госслужащие, которые думают об интересах страны, а не власти одного человека. Перемены будут обязательно, потому что у Лукашенко не осталось серьезных ресурсов для поддержания нынешнего состояния. Оно не устраивает ни власть, ни оппозицию. У нас есть общий интерес разрешить острый политический кризис. Возможно, мы видим разные пути его разрешения, но мы готовы их обсуждать. Выйти из кризиса точно в интересах Лукашенко. Пока он считает, что способен вернуть прошлое. Наш посыл всем, кто работает на государство — прошлое вернуть нельзя. Решения могут быть найдены только в будущем, но не в прошлом. Беларусь уже изменилась. Чтобы дальнейшие перемены произошли быстрее и без потрясений — мы и работаем», – объяснил Александр Добровольский.

Также он добавил, что команда Тихановской имела предвыборную стратегию:

«Мы завоевали общественную поддержку и победили, но избирательная кампания велась нечестно, а результаты голосования были сфальсифицированы».

Следом они разработали и поствыборную стратегию. Сейчас, по словам политика, она подвергается ревизии.

Павел Добровольский /vot-tak.tv