«Независимость» это удобный претекст, чтобы ничего не делать для борьбы с авторитаризмом в Беларуси и вне ее. Спасением «независимости» республики ЕС оправдывает до смешного, ограниченные санкции против режима Лукашенко 70. В принципе ради «сохранения независимости» можно и нужно остановить революцию, так как свержение Лукашенко неминуемо приведет к вмешательству России.И вероятно, стоит признать Лукашенко легитимным президентом, пригласить в Брюссель, Варшаву или Париж, как это было совсем недавно.

Возникает вопрос, а когда и при каких условиях и главное как, можно свергнуть Лукашенко, чтобы это не привело к вмешательству России и не стало причиной потери суверенитета.  Это показатель деструктивной, разрушающей суверенитет, политики Лукашенко, когда демонтаж авторитарной системы в стране, чреват серьезными угрозами для независимости, когда нет внутренних ресурсов, чтобы эту независимость защитить. Так какая же это независимость, если воля народа жить в свободной и суверенной стране немедленно станут причиной того, что Москва начнет агрессивные действия против Беларуси. Когда в любом серьёзном электоральном процессе усматривается рука Кремля. Когда любой политический шаг против Лукашенко можно оценивать, как реализацию российского плана. В этих обстоятельствах, любой даже самый национальный проект от флага до языка, можно превратить в провокацию, которая будет использоваться Москвой для атаки против нас.

Лукашенко довел государство до такой степени, что никакое самостоятельное движение республики, ее самодостаточное, полноценное существование, без конфронтации с Москвой просто невозможно. Он завел страну на геополитическое минное поле, на котором для того, чтобы выжить мы должны стоять на месте или рисковать… Вот вся независимость по-лукашенковски.

Кремль сохраняет условное «спокойствие», пока Беларусь является продолжением ее геополитического пространства. Пассивно-осторожные действия Европы не спасают независимости страны, они продлевают существование режима, способствуют внутренней деградации социально-экономической системы и сваливание Беларуси в Россию. Такие действия в очередной раз показывают слабость Европы перед лицом агрессивных авторитаризмов. Более того, демонстрирует превосходство зла. Санкции важны не как политическое действие, а как демонстрация воли и солидарности защищать основы существования нормального человеческого сообщества.

Но, я думаю, дело даже не в том, что ЕС переживает за независимость Беларуси. Там прекрасно понимают, что если Путин введет войска в Беларусь, Европа ничего не сможет этому противопоставить.  Реальных международных механизмов сдерживания российской агрессии в Беларуси (любого другого вмешательства) просто нет и не будет.

Вероятно, европейцев беспокоит то, что обвал экономики (в случае санкций), расширение присутствия России, породит новый гуманитарный кризис и массовую миграцию беларусов на Запад. Европа напуганная миграционным кризисом 2015, перемещением населения из Украины, опасается, что миллионы граждан заполонят страны ЕС, что станет новой проблемой.

Более того, Европа не в состоянии позитивно, с положительным эффектом разрешать политико-гуманитарные кризисы. Не умеет и не хочет, как только ситуация где-то в регионе обостряется она, умывает руки: ограничивается заявлениями, поддержкой для НКО и СМИ, без плотного политического и стратегического воздействия.

Грузия, Украина, Молдова, Нагорный Карабах, Беларусь: страны-кризисы и члены Восточного Партнерства.
Но, ведь очевидно, что чем дольше Лукашенко будет у власти, тем выше вероятность этого кризиса и геополитической катастрофы.

Мягкость Брюсселя, «позиция диалога» не остановят репрессий внутри страны, а в перспективе, разрешение проблем будет требовать еще больших усилий и затрат.Более того, нерешительность Брюсселя будет только усиливать пророссийские ориентации внутри Беларуси и надежды на то, что только Путин может помочь. Маятник настроений качнется в другую сторону.

Павел Усов