Главной целью «большого разговора» с диктатором было желание утвердить свою победу  и продемонстрировать полный контроль над ситуацией, а также свою жизнеспособность. Своего рода «разговор» стал компенсацией за собственный избирательный провал, попыткой вернуть «харизму».

Речь Лукашенко была воинствующей, полной угроз и агрессии и в принципе является программой действия власти на ближайшее 5 лет.

Суть этой программы в том, чтобы полностью перекроить общество и государство. Это значит, что внутрення политика будет опираться на тотальную войну с обществом, что должно обеспечить стабильное правление Лукашенко на ближайшие годы. Любые компромиссы и тем более диалог — исключены. Политическая и информационная автономия общества рассматривается как прямая угроза, соответственно уничтожение  структур и гражданской активности «мерзости» — А. Л., будет продолжена. Одним из ключевых элементов зачистки будет являться выдавливание пассионарного класса из страны. При чем Лукашенко не волнует негативный эффект политической эмиграции (социально-экономическая деградация), если это обеспечит тотальное послушание остального общества.

Вместе с тем несмотря на победоносную риторику очевидно, что деятельность альтернативных политических центров сильно раздражает и уязвляет Лукашенко, как и факт санкций. Отсюда сознательные уничижительные и оскорбительные реплики в адрес того же Латушко и Тихановской, искажение их фамилий и целенаправленная дегуманизации. Обесчеловечивание — ключевой компонент в формировании маргинального образа протестующей части общества, это направлено на усиление агрессии и политического насилия в обществе. Другими словами, диктатор утверждает «новый крестовый» поход.

Лукашенко, также полностью перенял Путинскую риторику по отношению к Западу.

Лукашенко уверен в том, что ему удалось разрешить кризис, соответственно манипуляции с конституцией уже не нужны, по крайней мере в ближайшее время, как и организация референдума.

Вероятно этой уверенностью можно объяснить открытое признание насилия по отношению к задержанным в период августовских событий, а также в том, что выборы были сфальсифицированы.

Если же власть решиться внедрять системные изменения, то они будут касаться двух принципиальных вопросов: продления президентства Лукашенко без участия в выборах, и установление механизма транзита президентской власти в рамках существующей системы. В этом случае так называемое Всебелорусское народное собрание будет играть роль высшего сословного политического совета, который будет наделять президента властными полномочиями. В будущем будет подобрана группа «молодых» кандидатов на высший пост, один из которых (сын Лукашенко) и будет представлять интересы правящего класса.

Вместе с тем диктатор дал ясно понять, что ни при каких обстоятельствах не собирается уходить.

Часть агрессивных настроений Лукашенко пытался направить на Запад. При этом  он полностью перенял характерную для Путина риторику угрозы ядерной войны. Очевидно, что Лукашенко будет стараться довести конфликт с Западом до угрожающей стадии, при которой последний будет вынужден пойти на «переговоры» без предварительных условий.

С другой стороны, делая (в стиле киплингского Табаки) агрессивные выпады в сторону Запада Лукашенко демонстрирует преданность Москве, одновременно уходя от практических вопросов по поводу военной базы и углубленной интеграции. Очевидно, что белорусский диктатор надеется вернуться к тому периоду отношений с Россией, который существовал до 2020 года. Было видно, что Лукашенко пытался вырваться, на психологическом, уровне из Кремлёвских тисков. Он всеми силами хотел убедить собравшихся, что своей властью обязан исключительно самому себе и силовикам, а участие и поддержка Москвы были лишь косвенным.

Думаю, публичное принижение роли Путина может вызвать неприятную для Лукашенко реакцию Москвы.

Такие повороты в оценке событий, свидетельствуют о том, что у Лукашенко психологическая потребность выстраивать комфортную для него реальность, скрывать за собственными  иллюзиями существующие проблемы.

Жизнь диктатора в собственной реальности,  будет подпитываться деятельностью пропагандистов, что будет лишь углублять политический кризис и усиливать, внутреннюю и внешнюю конфронтацию.

Павел Усов