Zdjęcie użytkownika Pavel Usov.

На мой взгляд «дело журналистов» все же связано с «инсультом» Лукашенко. Оно, своеобразная реакция власти на собственное бессилие в критический момент.
Все дело в том, в вопросе «инсульта» официальные СМИ просто отсутствовали, просто молчали, не пытались даже уверить население в том, что это фейк. Вероятно, что политика была нацелена на то, что если гос.сми не будут упоминать о «случившемся», информация об это не будет распространятся. Все лучших традициях СССР.
Оказалось, что официальные СМИ не были в состоянии повлиять (предотвратить) распространение информации об «инсульте». Информационное поле в этом случае, как и в вопросе тунеядцев, было за независимыми СМИ, которые обсуждали проблему, возможные последствия для страны. В считанные часы, «инсульт» Лукашенко стал главной темой разговоров. Другими словами независимые СМИ стали действительно массовыми.

А это значит, что в реальной экстренной ситуации, информационную повестку дня и картину политической реальности будут формировать не государственные СМИ, они этого не умеют, а независимые: информировать, мобилизировать, направлять население. А это прямая угроза для стабильности и преемственности власти в кризисной/критической ситуации, того же возможного социального взрыва.

Фактически, независимые СМИ, журналисты, публицисты аналитики, превратились в своего рода главного политического актора и авторитета. Они формируют и развивают общество.

Угроза для власти очевидна. Единственное, что можно противопоставить быстрому потоку независимой, и главное, неудобной информации — это ее парализовать/уничтожить ее основные источники, чтобы государственные медиа смогли отвоевать пространство.

Павел Усов