Конечно, «Советская Беларусь» может предложить все, что угодно, на то она и «Советская Беларусь». Они ведь мастаки искажать, тушевать, манипулировать и фальсифицировать. Поэтому, ничего удивительного в их заявлении о том, что белорусская государственная независимость берет начало не с 1990, но с момента президентства Лукашенко, т.е. с 1994. Белорусские идеологи просто не в состоянии придать импульс, некое историческое содержание т.н. «государственной независимости», поэтому приходится подстраивать историю под себя. Особенно, если учесть, что Лукашенко являлся основным противником белорусской государственности.
Вместе с тем, стоит обозначить некоторые тенденции:
1. Очевидно, что начался процесс подготовки к президентской кампании. За, предыдущие годы Лукашенко использовал все возможные популистские трюки, чтобы купить избирателей. Он строил «союз», боролся с коррупционерами и фашистами, повышал зарплаты, был хранителем стабильности. По всей видимости материальные и идеологические ресурсы пропагандистов исчерпаны. Кормить электорат особо не чем. Поэтому решили просто украсть историю, чтобы сделать из Лукашенко «отца» белорусской государственности и народа, чтобы показать, что «президент и независимость» одно целое. Чтобы сохранить независимость необходимо поддерживать президента, голосовать за него. Это также, своего рода попытка сыграть на поле оппозиционного электората, хотя она слабая и неуклюжая.
2. Видеться желание полностью вычеркнуть историческую альтернативу для Беларуси, реальный период независимости и пространства возможностей. Вбить в сознание людей новый миф, что был только Лукашенко, а до него хаос и варварство. К сожалению, выросло целое поколение белорусов, для которых не было ничего кроме Лукашенко и они будут верить в этот миф.
3. Продолжение формирование идеологического концепта ненационального государства, государства вне нации. Есть политическая система, если хотите авторитарный режим, он и есть государственность. Ни нация, ни народ с его культурой и традициями, а исключительно государственная власть, она и есть независимость. Поэтому язык, культура, традиции не нужны, на них не опирается государственность. Есть Лукашенко — есть государство. Другими словами, возрождение подхода Людовика XIV, «государство — это Я».
4. Также, просматривается желание белорусских властей найти «замену» прежней официальной концепции независимости Беларуси, которая как бы имела место в результате освобождения БССР в 1944 году. Сейчас тема «Победы», «войны» приватизирована Москвой и работает на «русский мир». Поэтому, дальнейшая эксплуатация прежней идеи не до конца служат интересам Минска, а скорее наоборот.

Однако, вся политика Лукашенко была направлена именно на разрушение реального государственного суверенитета и независимости. В период его правления были ослаблены основания белорусской государственности. В конце концов, Беларусь и Россия являются союзным государством, практически идет в фарватере российской внешней политики, а глава государства заявляет, что Могилев — это больше русский, чем белорусский город.

 

Усов Павел