Не отказывайте беларусам в мужественной борьбе и жёстком, порою кровавом и смертельном сопротивлении с диктатурой. Нам так долго вдалбливали и продолжают вдалбливать в мозг убеждение, что белорусы — мирные люди, что сопротивление насилию и насильникам от власти воспринимается чуть ли ни как преступление.

Не радикализм, а смирение и жертвенности — наш путь. Не кирпичи, а цветы — оружие уличного протеста. Вот идеология «белорусской революции». В такой сознательно пацификации поведения людей любое революционное действие: штурм и захват административных зданий, поджёг покрышек и автозаков, нападение на «участки» и «силовиков» рассматривается не как готовность к борьбе, а как провокация властей.  «Мы мирные» люди, мы на такое не способны, мы все по закону, даже тогда, когда «закон» против нас. Даже политическими заключенными делают только жертв, а не тех, кто вступил в физическую, героическую борьбу с карательным аппаратом.

Всё это благородное, мученическое жертвоприношение, не более того, однако диктат и произвол это не остановит, как и не приблизит перемены в стране. Нас вешают, мучают, врываются в дома, забирают детей, а в ответ: «а можа так и трэба»? Нужно потерпеть, привыкнуть и как-то жить дальше. Формула, «так і трэба», рождает рабов в обществе и насильников, убийц со стороны государства.

Уже давно власть и пропаганда из самых мирных и законопослушных граждан сделали экстремистов, террористов и нацистов, наркоманов и уголовников, и будут продолжать делать. А мы все пытаемся убийцам и негодяям доказать, что мы не такие, мы законопослушных, честные. Раз ты честный — то иди сидеть на 12 лет. Режим усиленно лепит из мирных граждан монстра, так в конце концов этот монстр должен ожить. И постепенно он ПРОБУЖДАЕТСЯ.  И этот монстр должен наводить ужас на каждого «судью» и карателя, каждого фальсификатора и пропагандиста. Все они должны осознавать, что рано или поздно этот boogyman придёт к ним. Так как все эти «люди» своей ложью и трусостью создавали его.

Каждый гражданин имеет полно право в условиях террора на открытое сопротивление, в той мере, в которой он к этому готов. Призывы и возгласы «о мирности» борьбы, о не сопротивлении, лишь усиливает диктат и психологическую пассивность общества.

Павел Усов