Выступление Путина на расширенной коллегии МИД РФ чётко показывает, что Москва использует массивный гибридный арсенал для инициирования различных деструктивных процессов в регионе в своих интересах.

И нужно сказать, весьма искусно манипулирует игроками. Интересны следующие аспекты:

Напряжение, как форма интенсивного  воздействия на Запад, для принятия российских условий игры и геополитических подходов. Регулярная демонстрация силы и возможностей для подрыва стабильности.
Путин:  Во-первых, нужно, чтобы это состояние (напряжения) у них (Запада) сохранялось как можно дольше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь не нужный нам конфликт, а нам конфликты не нужны.

Второе: «нужно обязательно уже надо ставить вопрос о том, чтобы добиваться предоставления России серьёзных долгосрочных гарантий обеспечения нашей безопасности на этом направлении».

Гарантия безопасности для России — это установление нового миропорядка, прежде всего в восточноевропейском регионе.», «наши западные рубежи». Признание региона исключительной зоной интересов России, в противном случае дальнейшая дестабилизация ситуации и перенос конфликтов и напряжённости на границы ЕС.

В этом случае Украина, Беларусь, Молдова становятся зоной постоянного гибридного противостояния, которая будет подпитываться Москвой и становиться политической и экономической нагрузкой для Запада.

Следующий момент, продвижение диалога, как возможности расширять свое влияние в проблемной зоне. Создавая образ донара стабильности, Россия также стремиться полностью закреплять свое присутствие в том или ином регионе, в Беларуси в частности. Т.е., сначала дестабилизируем, а потом устанавливаем порядок, только свой.

Это и есть обратная сторона «диалога» по-кремлёвски.

Что касается Беларуси, то тут также очевиден гибридный подход в вопросе диалога власти и оппозиции.

Путин: Но со своей стороны Россия, безусловно, продолжит линию на укрепление связей и углубление интеграционных процессов с Белоруссией. Будем реализовывать все 28 принятых недавно отраслевых союзных программ по формированию общего экономического пространства, переходить к проведению согласованной макроэкономической, налоговой, банковско-кредитной политики.

Тезис про «диалог» служит своего рода раздражителем для Лукашенко, чтобы держать его в напряжении, повышая ставки и принуждая к скорейшей реализации «интеграции».

Беларусь как бы выставляется на торг оппозиции и режиму. Кто продаст (интегрирует) больше за то, чтобы стать субъектом отношений с Москвой.

Сейчас, чтобы поддержать свою субъектность Лукашенко должен видимо предложить 29 карт, оппозиция в свою очередь, поднять ставку на 30 карт и так далее. Пока аукционист не скажет «продано».

Психологическая игра очевидна, как и манипуляция акторами. Россию в данном контексте не интересует «диалог», а только то, что участники игры ей могут предложить. Хотя оппозиция в этом случае лишь инструмент давления.

Павел Усов